как научить пугливую собаку охранять частный дом

бМШЖТЕД ыЛМСТУЛЙК. фПНЕЛ ОБ ФТПРЕ ЧПКОЩ

фпнел об фтпре чпкощ

ISBN 83-216-0677-6

оепцйдбоопе обрбдеойе

рo ВЕУЛТБКОЕК РТЕТЙЙ НЮБМУС ЫЙТПЛЙН ЗБМПРПН ТЕЪЧЩК НХУФБОЗ. уЙДЕЧЫЙК ОБ ОЕН ЧУБДОЙЛ ОЙЪЛП РТЙЗОХМУС Л ЗТЙЧЕ ЛПОС, ЮФПВЩ ЫЙТПЛЙНЙ РПМСНЙ ТБУЫЙФПЗП УЕТЕВТПН УПНВТЕТП ХЛТЩФШ МЙГП ПФ ЧЕФТБ. рПМХДЙЛЙК, ВМБЗПТПДОЩК УЛБЛХО У ОЕХЛТПФЙНПК УЙМПК РЕТЕРТЩЗЙЧБМ ЮЕТЕЪ ЧУФТЕЮБЧЫЙЕУС ОБ РХФЙ ЛПМАЮЙЕ ЛБЛФХУЩ, МПЧЛП ПВИПДЙМ РТПЧБМЩ Й МЕФЕМ ЧРЕТЕД, РПЮФЙ ЛБУБСУШ ВТАИПН РХТРХТОЩИ ЪБТПУМЕК ЫБМЖЕС, РПЛТЩЧБЧЫЕЗП ЫЙТПЛХА ТБЧОЙОХ. й ЛПОШ, Й ЧУБДОЙЛ ОБУМБЦДБМЙУШ УЙМПК, УЛПТПУФША Й УЧЙУФПН ЧЕФТБ. дПМЗП НЮБМЙУШ ПОЙ РП РТЕТЙЙ, ХЧМЕЛБС ЪБ УПВПК ДМЙООХА ФЕОШ. лБЛ ЧДТХЗ ЧУБДОЙЛ ЧУЛЙОХМ ЗПМПЧХ, ЙЪДБМ ТБДПУФОЩК ЛТЙЛ Й ЛТХФП ПУБДЙМ ЛПОС. оБДП ДХНБФШ, УЙМЩ Й МПЧЛПУФЙ ЕНХ ВЩМП ОЕ ЪБОЙНБФШ, РПФПНХ ЮФП НХУФБОЗ ПУФБОПЧЙМУС, ЛБЛ ЧЛПРБООЩК. оЕЛПФПТПЕ ЧТЕНС ЛПОШ ЕЭЕ ЧЩЛБЪЩЧБМ УЧПЕ ОЕДПЧПМШУФЧП, РТЙУЕДБМ, УФБОПЧЙМУС ОБ ДЩВЩ, ОП ХНЕМЩЕ ТХЛЙ ЧУБДОЙЛБ ХЛТПФЙМЙ ЕЗП. мЕЧПК ТХЛПК НПМПДПК ЧУБДОЙЛ УДЧЙОХМ ОБ ЪБФЩМПЛ УПНВТЕТП, ЛПФПТПЕ ХРБМП ЕНХ ЪБ УРЙОХ, ДЕТЦБУШ ОБ ТЕНЕЫЛЕ РПД РПДВПТПДЛПН. оБ ЪБЗПТЕМПН МЙГЕ ЧУБДОЙЛБ УЧЕТЛОХМЙ ЧЕУЕМЩЕ ЗПМХВЩЕ ЗМБЪБ. фЕРЕТШ ХЦЕ НПЦОП ВЩМП ВПМЕЕ ФПЮОП ПРТЕДЕМЙФШ ЕЗП ЧПЪТБУФ. чЩЗМСДЕМ ПО ОБ МЕФ ЫЕУФОБДГБФШ - УЕНОБДГБФШ, ИПФС, УХДС РП ТПУФХ Й ПУБОЛЕ, ЕНХ НПЦОП ВЩМП ДБФШ Й ЧУЕ ДЕЧСФОБДГБФШ - ФБЛЙЕ Х ОЕЗП ВЩМЙ ЫЙТПЛЙЕ РМЕЮЙ, ЧЩУПЛБС ЖЙЗХТБ Й ФЧЕТДЩЕ НХУЛХМЩ, ЧЩРЙТБАЭЙЕ ЙЪ-РПД ГЧЕФОПК ЖМБОЕМЕЧПК ТХВБЫЛЙ. хУРПЛПЙЧ УЛБЛХОБ, ЧУБДОЙЛ ЧОЙНБФЕМШОП РПУНПФТЕМ ОБ АЗ, ЗДЕ УТЕДЙ ТЧБОЩИ УЛБМ ЧЪДЩНБМБУШ Л ОЕВЕУБН ДПЧПМШОП ЧЩУПЛБС ЗПТБ - ГЕМШ ЕЗП ХФТЕООЕК РПЕЪДЛЙ. зПТБ ОБИПДЙМБУШ ОБ УБНПК ЗТБОЙГЕ НЕЦДХ уПЕДЙОЕООЩНЙ ыФБФБНЙ бНЕТЙЛЙ Й нЕЛУЙЛПК. у ЕЕ-ФП ЧЕТЫЙОЩ ЧУБДОЙЛ Й УПВЙТБМУС РПМХЮЫЕ ТБЪЗМСДЕФШ НЕЛУЙЛБОУЛХА ФЕТТЙФПТЙА, УЕЧЕТОПЕ РПТХВЕЦШЕ ЛПФПТПК ЙЪ-ЪБ НОПЗПЮЙУМЕООЩИ ЧППТХЦЕООЩИ УФЩЮЕЛ Й ЗТБВЙФЕМШУЛЙИ ОБРБДЕОЙК ЪЧБМЙ "ЧЕЮОП РЩМБАЭЕК ЗТБОЙГЕК". у НЕУФБ, ОБ ЛПФПТПН ЧУБДО

Источник

Открыл, и пришлось читать до конца, т.к. не смог остановиться, закончил где-то к 23:00. Чудесно! Попаданство соотечественника в 18й век в колонии Англию (теперь США), но есть нюанс, да-с. Повествование ведется не от попаданца, а от его приятеля, который пропускает прожекторские идеи попаданца через призму тогдашней реальности и растет над собой. С развитием сюжета в первой книге роль попаданства уменьшается, и в начале второй книги, увы, совсем исчезает, пока не дочитал.

Книга, конечно, хороша, но отчего же автор так не любит русских? Чтов первой части, что в этой. И вроде бы в третьей, заключительной, то же самое.

Муть редкостная, повёлся на объём и еле домучил, хотя на хрена себя мучил, ладно о "книжке", если взять выражение "болтается, как гуано в проруби", то эти 1912 страниц текста, как раз это и описывают, причём гуано(главный героин) настолько высохшее, что оно ни не тонет, ни не воняет, очень скучно и задурно...

Продолжаю вычитывать комментировать свою библиотеку "на бумаге". Читая первую часть данной СИ я небезосновательно относил ее к разряду (если конечно так можно выразиться) рядовых произведений автора, «не затмевающих небо своей гениальностью», но тем не менее очень содержательных и интересных... И я жестоко ошибся— вторая книга собрала все «не суразицы и непонятки» первой части и обобщила их в шикарном финале данной СИ... И что особо примечательно: речь здесь не идет о каком либо понятно-стандартном свершении (типа захвата власти, победы над врагами или «похода туда и обратно») столь популярном в большинстве книг различных жанров. Здесь все наоборот... и вроде все то же что и в начале книги... и герои и «подмостки»... но все же что-то неуловимо меняется, раскрывается в судьбах и жизни героев, прописанных рукой мастеров...

это не выверт,это высер.все настолько сермяжно-уныло и с матами,что хочется блевануть.очевидно,автор в

Источник

Мы старались рассмотреть факт, скрытый в рассказе Начальной летописи о первых киевских князьях, который можно было бы признать началом Русского государства. Мы нашли, что сущность этого факта такова: приблизительно к половине IX в. внешние и внутренние отношения в торгово-промышленном мире русских городов сложились в такую комбинацию, в силу которой охрана границ страны и ее внешней торговли стала их общим интересом, подчинившим их князю Киевскому и сделавшим Киевское варяжское княжество зерном Русского государства. Этот факт надобно относить ко второй половине IX в.: точнее я не решаюсь обозначить его время.

Направление деятельности. Общий интерес, создавший великое княжество Киевское, охрана границ и внешней торговли, направлял и его дальнейшее развитие, руководил как внутренней, так и внешней деятельностью первых киевских князей. Читая начальный летописный свод, встречаем ряд полуисторических и полусказочных преданий, в которых историческая правда сквозит чрез прозрачную ткань поэтической саги. Эти предания повествуют о князьях Киевских IX и Х вв. – Олеге, Игоре, Святославе, Ярополке, Владимире. Вслушиваясь в эти смутные предания, без особенных критических усилий можно уловить основные побуждения, которые направляли деятельность этих князей.

Покорение восточного славянства. Киев не мог остаться стольным городом одного из местных варяжских княжеств: он имел общерусское значение как узловой пункт торгово-промышленного движения и потому стал центром политического объединения всей земли. Деятельность Аскольда, по-видимому, ограничивалась ограждением внешней безопасности Киевской области: из летописи не видно, чтобы он покорил какое-либо из окольных племен, от которых оборонял своих полян, хотя слова Фотия о Росе, возгордившемся порабощением окрестных племен, как будто намекают на это.

Первым делом Олега в Киеве летопись выставляет

Источник

Книга: Шутка

И вот спустя много лет я вдруг вновь очутился дома. Я стоял на главной площади (несчетное число раз я прошел по ней ребенком, мальчиком, юношей) и не испытывал никакого умиления; напротив, думал о том, что эта ровная площадь, над крышами которой (точно воин в старинном шлеме) возвышается башня ратуши, напоминает большой казарменный плац и что военное прошлое этого южноморавского города, встававшего некогда неприступным валом на пути венгров и турок, отметило его лик чертами непреодолимой мерзости.

После долгой разлуки меня ничто не тянуло на родину; я убеждал себя, что стал к ней совершенно равнодушен, и это казалось естественным: уже пятнадцать лет я не живу в этих краях, осталось здесь лишь двое-трое знакомых или товарищей (да и тех постараюсь обойти стороной), мама похоронена в чужой могиле, мною заброшенной. Но я заблуждался: то, что я называл равнодушием, на самом деле было ненавистью; ее причины ускользали от меня, поскольку на родине происходили со мной вещи и хорошие, и плохие, как во всех других городах, но это была ненависть; я осознал ее как раз в связи с этой поездкой: цели, ради которой я ехал, можно было достигнуть и в Праге, но меня вдруг неудержимо стал привлекать подвернувшийся случай сделать это в родном городе именно потому, что цель была циничной и низменной, глумливо освобождавшей меня от подозрения, что возвращаюсь я сюда ради сентиментальных вздохов по утраченному времени.

Я еще раз неприязненно оглядел безобразную площадь и, повернувшись к ней спиной, пошел по улочке к гостинице, где для меня был забронирован номер. Швейцар вручил мне ключ с деревянной грушей и сказал: «Третий этаж». Номер был неприглядный: у стены кровать, возле нее вычурный туалетный столик красного дерева с зеркалом, посредине маленький стол с одним стулом, у двери крохотный облупленный умывальник. Положив портфель на стол, я открыл окн

Источник

Всю жизнь меня спрашивали: вы из каких Толстых? Лев Толстой вам кем приходится? На военной кафедре университета, где из нас, филологов, готовили медсестер запаса, полковник обращался ко мне так:

Когда Алексей Толстой умер, мне было два года. Бабушка, Наталия Васильевна Крандиевская, прожившая с Толстым больше двадцати лет, написала книгу воспоминаний. В них есть все: и любовь, вспыхнувшая накануне мировой войны, и эмиграция, и возвращение в Россию. Жизнь в Ленинграде и Детском Селе. Война и блокада.

Смотрю на фотографию. Бабушке шестнадцать лет, рядом брат, сестра, родители. Их прекрасные лица спокойны. Они жили в необыкновенной, неповторимой стране, где было много, очень много людей с прекрасными лицами.

Из чужого альбома выпали снимки — юный кадет с товарищами, пожилой офицер с маленькими дочками, полный достоинства пролетарий с красавицей женой. От них не оторвать взгляда. Я не хочу думать о том, что с ними стало, когда пришли новые времена.

К дворянским титулам бабушка Наташа относилась с юмором. В четырнадцатом году, выйдя замуж за гр. А.Н.Толстого, она стала Вашим сиятельством.

Бабушка любила вспоминать, как однажды после войны, закутанная в платок, она садилась в трамвай. Сердитый дядька прикрикнул на нее:

— Бабушка привела меня записывать в первый класс, а ей сказали: девочке нет полных семи лет, приходите на следующий год. В этом году у нас будет спецкласс — внучка Алексея Толстого поступает.

Я так громко смеялась, что пришли мамы из послеродового отделения посмотреть, в чем дело. Знала бы эта женщина, в какой семье я росла. Нас было семеро братьев и сестер — веселых, плохо одетых дворовых детей. Мы сами себя развлекали и были близки к народу — к няне и домработнице.

порода собак чихуа характер собаки
Чихуахуа – это порода собак, известная еще древним племенам майя и ацтеков. Отличается преданностью и веселым нравом. Что же представляет собой собака чихуахуа? Описание породы и характера читайте далее.

История

Набегавшись во дворе, мы вваливались в квартиру, куда вскоре приходили учительницы французского и музыки. Дети учиться не хотели, ленили

Источник

Воспитание собак (сборник)

Автор неизвестенВоспитание собак (сборник)

Собака, выбегающая без поводка на улицу с интенсивным движением, вдруг резко останавливается, замирает и ждет, когда ее хозяин поднимет руку и даст команду "лежать". Это простое приказание и способность собаки слушаться, возможно, спасли ей жизнь.

Вместо того чтобы выскакивать на улицу, запруженную машинами, когда хозяин открывал дверцу автомобиля, собака остается лежать на заднем сиденье, потому что ей приказали, и тем самым она избегает смертельной опасности, которой может подвергнуться на улице.

Это только несколько примеров, показывающих, как важно обучить собаку повиноваться и как это может спасти ей жизнь, а также обезопасить окружающих. Собака, у которой выработана привычка выполнять приказания, - превосходная собака, способная в критической ситуации пренебречь опасностью и вести себя в соответствии с тем, чему ее учили.

Кроме того, такая собака меньше подвержена случайностям, чувствует себя более счастливой и живет более интересной жизнью, чем ее необученные собратья. Она может сопровождать своих хозяев при посещении таких мест, куда невоспитанную собаку не возьмут. Например, нет причины оставлять дома хорошо обученную собаку, когда выезжают куда-нибудь всей семьей. Собака слушается своих хозяев и может проводить время вместе со всеми.

Другой важной причиной для обучения собаки является углубление взаимопонимания между хозяином и собакой. Если собака опорожняет кишечник и мочится в доме, когда остается одна, а потом, когда возвращается хозяева, получает за это нагоняй, это значит, что между хозяевами и собакой слабое взаимопонимание. Обучение собаки, куда входит и выработка привычки у собаки не делать свои "дела" где попало, поможет и хозяину, и собаке понимать потребности друг друга.

как передать собаку по украине
Совсем недавно мне пришлось отправлять документы из Львова в Киев. Сделать это нужно было быстро и надежно, ведь не хотелось рисковать, отправляя ценные документы. Тогда я начала искать способы отправки документов, кот

Если получены основы дрессировки, которые состоят из

Источник

Хантер родился в конце XIX века в Шотландии, юношей он покинул родину и с тех пор жил в Африке, путешествуя по ее саваннам и великим лесам, защищая африканское население от опасных хищников. Хантер искренне любит природу. животных, он настоящий друг Африки и африканцев, о которых пишет с симпатией и уважением.

Весьма вероятно, что вам, дорогой читатель, не довелось бродить с ружьем по бескрайним равнинам Африки или по ее непроходимым джунглям, не приходилось видеть огромные стада диких слонов, стаи львов, разрывающих застреленную вами же антилопу, или столкнуться носом к носу с угрюмым обитателем колючих зарослей — носорогом.

В Африке Хантер нашел то, о чем мечтал. В своей книге он пишет: «Когда я впервые приехал в Кению, все пространство, которое мог охватить глаз человека, было усеяно дичью. Я охотился за львами там, где сейчас стоят города, и бил слонов с паровозов первой железной дороги».

О своих приключениях, о столкновениях с различными зверями — львами, слонами, носорогами — Хантер рассказывает живо и интересно. Особенно подкупает в его рассказах то, что в них нет никакого вымысла. Веришь каждому слову, и невольно самому становится жутко, когда читаешь, как разъяренный слон или буйвол бросается на охотника, как следопыт крадется в густых зарослях по следу раненного им зверя. Охотник выслеживает зверя, а тот в свою очередь затаился где-то в кустах и караулит преследователя.

Такая охота не просто развлечение, это трудное и очень опасное дело. Оно требует от человека смелости, выдержки, находчивости и превосходного умения владеть огнестрельным оружием. Недаром же автор книги мимоходом бросает такую фразу: «…оглядываясь назад, я могу с уверенностью сказать, что в большинстве случаев при охоте на крупного зверя последний имел столько же шансов убить меня, сколько я его».

Охотился Хантер не ради развлечения. Это была его любимая

Источник